«Черный июль» — коррупция, бедность, крах Жээнбекова

21:13, 4 июля 202267771

Архивный материал от 2021 года

17 марта 2020 года на территории Кыргызстана официально были зарегистрированы первые случаи COVID-19.

В эпоху пандемии каждый народ будет протестирован на прочность — насколько он организован, дисциплинирован и думает об общем благе, а не только о себе. И насколько у народа компетентные и влиятельные власти.

Результат налицо – избыточная смертность составила 6 682 людей (1 человек на 1000), политический режим пал.

Похороны в условиях пандемии

ЛОКДАУН

Президент Сооронбай Жээнбеков 27 января 2020 года провел расширенную рабочую встречу по коронавирусу. На встрече присутствовали все высшее руководство страны. Правительству было рекомендовано разработать конкретный план действий по недопущению проникновения вируса на территорию страны и предупредительных мер, усилить работу на контрольно-пропускных пунктах страны. Примерно в это время был создан Республиканский штаб по противодействию вирусу, который возглавил премьер Мухаммедкалый Абылгазиев.

Основной упор власти сделали на недопущение вируса на территорию страны. Для этих целей на границу поставили людей с градусниками, полеты в Китай были отменены, а список стран, откуда прилетали пассажиры, которые должны были сесть на карантин, постепенно расширялся. Но уже в конце февраля стало понятно, что это стратегия не работает по всему миру – в Европе вирус проник, несмотря на попытки остановить его на границе. 22 февраля в Journal of the American Medical Association была опубликована статья, которая назвала причину провала этой стратегии – вирус могут распространять бессимптомные больные.

С 24 марта Кыргызстан сел на жесткий 6-недельный карантин. Рубеж в 1000 случаев коронавируса страна преодолела только 10 мая, когда начался первый этап открытия экономики. Считается, что власти правильно отреагировали на эпидемию и вовремя ввели ограничения. Основная цель – избежать взрывного всплеска новых случаев, что может привести к перегрузке системы здравоохранения и росту смертности. Другая цель – выиграть время, чтобы подготовить систему здравоохранения. Но растянуть эпидемию не удалось.

20 апреля президент Жээнбеков объявил о трехэпапном открытии экономики. 25 мая фактически были сняты все ограничения на экономическую деятельность.

То, как перемещались кыргызстанцы во время эпидемии, хорошо задокументировала американская компания Google, которая с марта начала выпускать отчеты о мобильности сообщества COVID-19, чтобы показать, насколько хорошо работают меры ограничения движения в разных странах мира.

С введением карантина перемещение кыргызстанцев резко упало – по сравнению с январем-февралем почти до 80% упали посещение таких общественных мест, как торговые центры, места общепита, до 70% упало использование общественного транспорта и посещение продовольственных магазинов, до 60% – посещение места работы.

Ситуация начала меняться с начала мая и к концу июня от карантина почти ничего не осталось. В торговые центры и места общепита кыргызстанцы стали ходить меньше на 15%, посещение продовольственных магазинов почти вернулось к показателям на начало года, общественный транспорт меньше только на 15%, парки стали посещать на 15% больше. Места работы не посещали 25% кыргызстанцев.

Весь июнь можно только вспомнить, как Минздрав на каждом брифинге пугал граждан новыми карантинными мерами, если граждане дальше будут игнорировать меры предосторожности. Но правительству было не до эпидемии и новых ограничительных мер – пик эпидемии официально был пройден 20-24 апреля, плюс в июне меняли премьера Абылгазиева, подавшего в отставку после коррупционного скандала.

Показательной стала общая фотография ушедшего в отставку Абылгазиева и нового премьера Боронова на ступенях Дома правительства, где из 122 человек только двое были в масках.

К концу июня все государственные органы в Бишкеке были парализованы – абсолютное большинство госслужащих болело, включая президента Жээнбекова.

Абылгазиев и Боронов без масок у Дома правительства

ЧЕРНЫЙ ИЮЛЬ

Первые три случая заражения коронавирусом были зарегистрированы 17 марта (объявлено 18 марта утром), а 3 апреля было объявлено о первой смерти – в Ноокате умер 61-летний пациент. 5 апреля Минздрав сообщил другую новость – в Сузакской больнице медик умер от двухсторонней пневмонии, но тестирование на COVID-19 дало отрицательный результат. К смертности от пневмонии Минздрав вернется только 3 июля.

С 18 марта до 17 июня, то есть за 13 недель с начала эпидемии, в стране было зарегистрировано 2562 случая заражения COVID-19. За это время официально умерли 28 человек. Это были низкие показатели – 394 случая и 4 смерти на 1 млн населения.

Но дальше ситуация резко меняется. В течение последующих двух недель число новых случаев удваивается – до 5735 случаев. Количество смертей также удваивается, до 62. Резкий рост смертности сопровождается отсутствием мест в больницах Бишкека, отсутствием лекарств и паникой. Скрывать смертность от коронавируса за «пневмонией» становится контрпродуктивно – вирус лечат антибиотиками и это усугубляет ситуацию.

Дневные стационары, открытые из-за переполенных больниц / АКИpress

С 3 июля Минздрав начинает давать двойную статистику – смертность от вируса и смертность от пневмонии. С 3 июля по 29 июля в стране от коронавируса умерли 1196 человек, всего 1347.

В июле Кыргызстан как минимум 6 раз возглавлял мировую статистику по смертности на душу населения на конкретный день. Объединение данных по коронавирусу и пневмонии 16 июля стало причиной того, что Кыргызстан был в лидерах во всех мировых счетчиках…

На 15 марта 2021 года в стране коронавирусом заболели 86 990 граждан и 1483 умерли. Это данные Министерства здравоохранения. При этом Национальный статистический комитет дает другую статистику смертности от коронавируса за прошедший год – 2448 (лабораторно-подтвержденные — 828).

Избыточная смертность сейчас в мире стала основным индикатором смертности от COVID-19, в Кыргызстане в 2020 году она составила 20% или 6682 смерти. Это 1012 смертей на миллион населения.

Много ли это или мало? Если сравнивать данные с соседями, то статистика в Кыргызстане принципиально не отличается. В Таджикистане – 892 смерти на миллион населения, в Узбекистане – 597, в Казахстане – 1090. В России этот показатель – 2217.

Врачей бросили на передовую без подготовки / АКИpress

КТО ВИНОВАТ?

Это была совокупность факторов – плохое состояние системы здравоохранения, халатное отношение населения и руководства к опасности коронавируса, плохое госуправление и отсутствие лидерства в стране, тотальная коррупция.

Несмотря на тот факт, что Кыргызстан начал рано готовиться к пандемии, выигранное за счет полного локдауна время не пошло на пользу. Через две недели после регистрации первого случая в вертикали управления нашли проблему. По итогам заседания Совбеза 31 марта в отставку отправлены вице-премьер Алтынай Омурбекова и министр здравоохранения Космосбек Чолпонбаев.

В решении Совбеза говорилось о плохой подготовке чиновников – не закупили тесты, не увеличили количество лабораторий, нет средств индивидуальной защиты, нет транспорта для медиков, не отработан механизм выявления контактировавших.

Врачей бросили на передовую без подготовки, без СИЗов, без протоколов лечения. Сами протоколы в последующем менялись 4 раза, а в пик эпидемии лечение назначалось хаотично, от больницы к больнице, от врача к врачу.

Врачей бросили на передовую без подготовки / АКИpress

Отдельно надо выделить плохую информационную подготовку – часть населения не верила в существование вируса, что он опасен. Бывший главный санитарный врач Толо Исаков в марте на брифингах на всю страну сравнивал коронавирус с обычным гриппом. Теории заговора доминировали в народе, начиная от чипирования, умышленного распыления вируса и заканчивая распространением симптомов COVID-19 через антенны 5G.

В период с 27 января по 21 июня, когда не осталось мест в больницах, не были закуплены лекарства, оборудование, не были подготовлены койко-места в больницах. Даже не была проведена работа по определению пневмонии, от которой умирали в 10 раз больше людей.

Межведомственная комиссия по расследованию «черного июля» прямо указывала на нарушение в использовании международной помощи, распределении гуманитарной помощи и коррупции среди высшего руководства страны. По ее выводам, готовый в середине мая 2020 года третий протокол был сознательно придержан с той целью, чтобы несколько фармкомпаний, имеющие прямую связь с высокопоставленными чиновниками, смогли избавиться от закупленных лекарств, которые оказались бесполезными. В первую очередь речь идет об огромных объемах антибиотиков, которые до сих пор лежат на складах.

Комиссия также констатировала, что решения Республиканского штаба дальше зала заседания не уходили, они игнорировались и саботировались на среднем уровне.

Новая власть пока не педалирует расследование, как чиновники наживались на смертях своих сограждан, но расследование необратимо, при этой или при следующей власти.

Патруль в период карантина в Бишкеке / АКИpress

.

Анализ и комментарии
19-08-2022
18-08-2022
17-08-2022
12-08-2022
09-08-2022
08-08-2022
05-08-2022
04-08-2022
03-08-2022
02-08-2022
01-08-2022
31-07-2022
29-07-2022
28-07-2022
27-07-2022
26-07-2022
25-07-2022
22-07-2022
21-07-2022
20-07-2022
19-07-2022
18-07-2022
15-07-2022
14-07-2022
13-07-2022


×