Марта Штирнер. «Народный дипломат»

16:18, 12 октября 20165470

Auf Deutsch lesen

На юге Германии есть небольшой городок Тюбинген, где расположен один из самых старых университетов страны. Практически каждому кыргызстанцу, приезжающему сюда на учебу, известно имя Марты Штирнер, много лет работавшей в Кыргызстане, и всегда радушно принимающей гостей. Среди соотечественников ее называют «наша кыргызская Марта» и отмечают, что иногда один человек может сделать для развития дружбы между народами больше, чем крупные дипломатические ведомства.

В Кыргызстане побывали все друзья Марты, и каждый год она проводит презентации о стране, вызывающие неподдельный интерес немецкоязычной публики.

Мы побеседовали с Мартой Штирнер о жизни и о том, почему вот уже более 20 лет она каждый год неизменно возвращается в Кыргызстан.

Марта Штирнер – немецкая учительница, «народный дипломат» и друг Кыргызстана

 

- Расскажите, пожалуйста, где Вы родились, кто Ваши родители?

- Я родилась в 1945 году сразу после окончания Второй мировой войны в маленькой деревушке Бернек на севере Шварцвальда. Эта деревня находилась во французской зоне оккупации. Я родилась в школе, где работали мои родители. Так как моей матери нельзя было покидать деревню из-за комендантского часа, врач принимал роды на дому.

Мои родители были учителями начальных и средних классов. В семье нас было семеро детей и я – самая младшая. Я выросла в очень дружной, сплоченной семье. Обучение я прошла в гимназии-интернате, но как приходящая ученица. Вообще по тем временам моя школа считалась особенной; воспитание в ней было довольно свободным, много времени уделялось спорту и музыкальным занятиям. В школе мне даже предложили поучаствовать в программе школьных обменов ICYE (International Christian Youth Exchange) и пройти обучение в США. Один год я провела в США, жила в американской семье, ходила в школу Портленда и там же получила аттестат.

С мужем мы познакомились еще до моего отъезда в Америку и когда я вернулась обратно в Германию, у нас родился сын. Мы жили в городе Тюбинген в земле Баден-Вюртемберг.

 

- Кто Вы по профессии? Где Вы работали?

- У меня две профессии. Сначала я училась на библиотекаря и специализировалась на научных библиотеках. Получив диплом, несколько лет возглавляла библиотеку Германского института дистанционного обучения в Тюбингене.

Мне нравилась моя профессия, но как любознательный человек, я решила получить еще одно образование и стала учительницей начальных и средних классов. Почти до 40 лет я работала в деревне недалеко от города Бёблинген. Однако до выхода на пенсию мне захотелось получить новый опыт в профессии.

В начале 90-х я подала заявку на программу по обмену для учителей, ориентированную на страны бывшего Советского Союза. Меня приняли, но никто из соискателей не знал, в какую страну ему предстояло поехать; цель назначения объявляли на собеседовании. Мне предложили место в селе Джаны-Пахта в Кыргызстане. Я могла либо согласиться, либо отказаться, но в случае отказа участвовать в программе уже было нельзя.

Тогда я даже понятия не имела, где находится Кыргызстан. Я попросила дать мне три дня, чтобы обдумать предложение и принять решение. Приехав домой, я первым делом пошла в городскую библиотеку, чтобы отыскать в атласе Кыргызстан.

Я поговорила с подругой, которая была очень воодушевлена и посоветовала мне согласиться.

 

- Тогда Вы совсем ничего не знали о Кыргызстане?

- Я читала книги Чингиза Айтматова, но я ничего не знала о географическом расположении и истории Кыргызстана. Благодаря атласу я узнала, что это высокогорная страна в Центральной Азии. Мне стало очень любопытно и довольно быстро я поняла: я хочу поехать в Кыргызстан! Так я согласилась участвовать в программе.

Перед отъездом знакомая помогла мне выучить кириллицу и самые важные фразы на русском языке. В тот год в Кыргызстан отправили пять человек – четверо моих коллег-мужчин и меня – единственную женщину.

Перед отъездом наш координатор посоветовал взять с собой около 5 тыс. долларов наличными. В то время еще не было возможности снимать деньги по кредитной карточке, карте Visa или взять дорожные чеки. Деньги пришлось в буквальном смысле прятать по всему телу и даже в обувь. В аэропорту Франкфурта при досмотре из-за этого я оказалась в довольно неловком положении.

 

- Как принял Вас Кыргызстан, какими были Ваши первые дни пребывания?

- Первую неделю вместе с коллегами мы провели в Бишкеке, где преподаватель и переводчик обучали нас русскому языку. Содержание и методика преподавания не соответствовали друг другу, на уроках мы ничего не понимали! Мы хотели выучить хотя бы несколько простых предложений и слов, чтобы хоть как-то уметь объясняться в повседневной жизни, но нам это так и не удалось.

В один из дней мы поехали в деревню, где мне предстояло жить, чтобы отвезти вещи, посмотреть квартиру. Село Джаны-Пахта находится в 40 километрах к северо-западу от Бишкека. В советское время это был процветающий совхоз, производящий семенное зерно. В основном там жили немцы, которых депортировали в Центральную Азию при Сталине, либо немцы, приехавшие туда из Сибири. В 1994 году после развала Союза и обретения страной независимости жизнь для многих осложнилась. Вокруг все разваливалось: не было бензина, автопарк простаивал, поля не засеивали, совхоз больше не работал. С продовольствием также были проблемы. Очень часто в селе не было электричества, зарплаты не выплачивались, пекарня закрылась, даже в больнице сократили персонал. Многие немецкие семьи уже уехали в Германию и продали свои дома за бесценок.

Мне предстояло жить в 1-комнатной квартире в доме престарелых, бесплатно построенном еще силами ГДР. Квартира была абсолютно пустой. Постепенно, благодаря отзывчивым коллегам и благодаря помощи со стороны школы, в ней появились самые необходимые вещи. Можно сказать, что мой приезд был довольно разочаровывающим. Но вскоре меня навестил сын и его жена, эмоционально это было очень важно для меня.

Первая квартира в селе Джаны-Пахта. Нам сказали взять с собой 5 тыс. долларов, поскольку было неизвестно, как скоро мы сможем съездить домой. На фотографии мы размышляем с сыном: куда спрятать деньги?
Первая квартира в селе Джаны-Пахта. Нам сказали взять с собой 5 тыс. долларов, поскольку было неизвестно, как скоро мы сможем съездить домой. На фотографии мы размышляем с сыном: куда спрятать деньги?

 

- Вашу первоначальную растерянность можно понять: жизнь в Кыргызстане и Германии очень сильно отличается. Вам сложно было привыкнуть к новой стране?

- Не особенно сложно. Конечно, нужно было адаптироваться к новой жизни, но встретившиеся мне люди были очень отзывчивы и дружелюбны. Оглядываясь назад, я рада, что все было именно так. У меня хорошие воспоминания о том времени.

В школе я преподавала немецкий детям русских немцев. Большинство из них уже не говорили на немецком и изучали его как иностранный язык. Вечерами я проводила уроки для взрослых, планировавших уехать в Германию. По тем временам хотя бы один член семьи должен был доказать знание немецкого. Это было еще во времена правительства Гельмута Коля. Позже правительство 1998 года (СДПГ и Партия зеленых) ужесточило требования и уже каждый член семьи должен был доказать, что знает немецкий. Если у семьи уже были документы на переселение, на урок приходили в основном женщины. Они очень хотели учиться. В селе они работали доярками, выполняли сельхозработы.

Преподавать я начала осенью. Было очень холодно, рано темнело, а школа не отапливалась, лампочки, которые я приносила, постоянно пропадали. В мою квартиру на первом этаже однажды влезли воры и я попросила, чтобы мне выделили квартиру на втором этаже дома престарелых. Там я оборудовала одну из комнат доской, столами и скамейками. По крайней мере, здесь всегда был свет, было тепло, и учебный материал был всегда под рукой.

Урок мы начинали достаточно рано, чтобы хозяйки могли успеть подоить коров и успеть на очередную серию мыльной оперы «Дикая Роза».

Мои ученицы приносили мясо, яйца, молоко, сметану, овощи, фрукты. На базаре тогда невозможно было ничего купить. Раз в две недели я ездила с рюкзаком в Бишкек, забирала почту, навещала коллегу и закупала продукты на Ошском базаре.

 

- После такой сложной перестройки у Вас не возникло желания все бросить и вернуться обратно?

- Проработав год, я попросила направить меня работать в Бишкек. Хотя я регулярно навещала в селе семьи, с которыми успела подружиться, мне было действительно очень одиноко. Многие русские немцы, которым я преподавала, уехали. У меня не было ни радио, ни телефона, ни телевизора. Вечерами я вела дневник, писала письма, учила русский или слушала музыку на кассетах.

Летом 1995 года меня направили в Бишкек, где я преподавала немецкий в гимназии №80. В тот же год поступило предложение от Министерства образования совместно поработать над программой переподготовки учителей. Речь шла об учителях, преподававших биологию, физику, русский и планировавших в будущем преподавать немецкий. Я преподавала группе учителей методику преподавания немецкого и страноведение. Работа приносила большое удовольствие, и с 1996 года по 1999 я работала только в этом направлении.

 

- Вы пробыли в Кыргызстане 5 лет. Что держало Вас в стране? И вот уже в течение 20 лет Вы постоянно приезжаете в Кыргызстан.

- Было много причин. Во-первых, мне нравилась моя работа. Было приятно осознавать, что группа женщин благодаря обучению улучшит свои карьерные шансы. Во-вторых, мне было интересно наблюдать, как развивается Кыргызстан после обретения независимости, в переходный период было много проблем в различных областях. Кроме того, завязались контакты, которые хотелось сохранить. Каждое лето вместе с друзьями и проводником мы ездили в горы. Горный проводник Анатолий, с которым мы познакомились, очень хорошо знает горы и тропы Кыргызстана, он всегда помнил, где я уже побывала, и всякий раз отыскивал новое место для путешествия. Мы путешествовали на лошадях, брали с собой рюкзаки и палатки.

Горный проводник Анатолий, с которым мы путешествовали по Кыргызстану
Горный проводник Анатолий, с которым мы путешествовали по Кыргызстану

 

- Ваши друзья также постоянно приезжают в Кыргызстан благодаря Вашим отзывам. Кроме того, Вы проводите очень интересные презентации о Кыргызстане в Германии, а это своего рода реклама страны.

- Действительно, мои друзья постоянно приезжали ко мне летом, и мы отправлялись в горные туры. Их всегда восторгали люди, живущие здесь, и необъятные ландшафты.

После моего выхода на пенсию фонд Senior Expert Service постоянно отправляет меня в Кыргызстан. Я провожу семинары для преподавателей КРСУ и Национального университета по преподаванию немецкого языка.

 

- С момента Вашего первого приезда в Кыргызстан прошло более 20 лет. Какие изменения Вы наблюдали? Что больше всего бросается в глаза?

- Во-первых, в самом Бишкеке очень сильно изменилось городское планирование. В центре Бишкека и не только построили множество высоких зданий. Мне говорили, что из-за быстрого возведения не все здания соответствует стандартам безопасности. Многие дороги были отремонтированы, отремонтирована арычная сеть и очень приятно, когда летом в арыках течет вода и дарит прохладу. Многие стихийные рынки убрали и сделали большие централизованные базары. Появилось много ресторанов с отличной кухней. На дороге появилось много машин. Еще в каждом селе сейчас есть мечети. Раньше они были только в больших городах – Бишкеке, Оше.

Как мне кажется, увеличивается социальный разрыв между бедными и богатыми, безработица все еще очень высокая. Много молодежи уехало на заработки в Россию и сейчас они присылают семьям свою зарплату. Печально то, что очень часто они оставляют своих детей на попечение пожилым родителям и приезжают домой только раз в год. Членов семьи разбросало по разным странам и они редко видятся. Многие молодые люди стремятся попасть в западные страны и часто остаются там навсегда.

Медицинское обслуживание улучшилось, но лишь для тех, кто может себе позволить услуги частных клиник и медцентров. Для тех же, кто не может себе этого позволить, ситуация довольно сложная.

В сфере образования сейчас не у всех детей есть равные шансы получить знания. Появилось множество частных школ и университетов, которые могут позволить себе нанять более подготовленных учителей, выплачивая им высокую зарплату. Такие учреждения лучше оборудованы по сравнению с государственными школами.

 

- Есть такое выражение «загадочная русская душа», о кыргызах тоже часто говорят, что у них таинственная душа, у немцев, конечно же, тоже есть свои особенности характера. Вам удалось понять кыргызстанцев? Что это за люди?

- Всегда трудно отвечать на этот вопрос. Везде есть люди со своими особенными характерами, а обобщать я не люблю. Но все-таки я позволю себе сказать, что единение семьи в Кыргызстане имеет большое значение. Здесь принято помогать друг другу, в том числе материально.

Кыргызстанцы всегда казались мне дружелюбными, готовыми помочь и мягкими людьми. Им не свойственна суетливость. Они всегда находят время для тебя при встрече или если ты приходишь в гости.

Очень часто и преимущественно в селах можно увидеть большие семьи, где много детей, молодежь и пожилые люди живут вместе под одной крышей. За пожилыми людьми ухаживают до последних дней. В Кыргызстане молодые люди живут с родителями вплоть до женитьбы и даже после.

 

- Действительно, я заметила, что в Германии все иначе: молодые люди очень рано отправляются в свободное плавание. Поступая в университет, они съезжают от родителей и уже сами обеспечивают себя.

- Да, в Германии молодежь часто уезжает от родителей после окончания школы, начиная учиться в университете или получая профессиональное образование. В Кыргызстане студенты живут либо с семьей, либо у родственников. В Бишкеке я не видела, чтобы молодые люди жили в так называемых WG, как это принято в Германии. (WG в Германии – это своего рода коммуналки, где в основном живут студенты. Жильцы снимают вместе одну большую квартиру и делят между собой расходы на коммунальные услуги, - прим. автора).

 

- Приезжая в Германию впервые, каждый в первую очередь отмечает для себя немецкий «Ordnung», порядок. Многие кыргызстанцы шутя говорят, что нам не свойственен порядок именно из-за нашей кочевой культуры. Действительно ли дело в природе людей? Почему в Германии удается воссоздать порядок во всех сферах, а в Кыргызстане нет?

- Возможно, что это каким-то образом связано и с кочевой культурой. Но, можно сказать, что кыргызы сейчас только наполовину кочевники. Они выезжают на джайлоо, похожие на баварские альпийские пастбища, в конце мая, живут в чудесных юртах и осенью возвращаются в свое село и живут в домах.

Я думаю, что некоторая бессистемность и беспорядок отчасти может быть связана с образованием в школах и университетах. Меня всегда удивляло, как студенты делают конспекты – то на одном листочке что-то записывают, то на другом. Я часто думала, что с этим нужно что-то делать.

Если говорить о Германии, то здесь есть система ремесел, существующая веками, хорошо проявившая себя система профессионального образования.

Но в то же время в этой бессистемности кыргызстанцев есть и что-то симпатичное. Люди становятся мастерами в импровизации и ремонте. Перфекционизм, имеющий в Германии большое значение, в том числе и в личных сферах, в Кыргызстане я не увидела. Это дает возможность чувствовать себя более расслабленно.

 

- Вы помогаете стране и благотворительными проектами. Расскажите, пожалуйста, что это за проекты?

- Последний проект был организован для двух детских садов. Я обратилась к проекту KuKuK недалеко от Штутгарта, занимающемуся созданием концепций в области культуры и искусства. В нем задействованы художники, преподаватели, архитекторы, создающие концепции игровых площадок для детей как в Германии, так и по всему миру. Особенность их в том, что детские площадки создаются из натуральных материалов, очень привлекательных эстетически и креативных.

Мне удалось договориться о поддержке премьер-министра и это облегчило логистику при доставке материалов в Кыргызстан. Удалось построить детские площадки в центре для детей с ограниченными возможностями «Надежда» и в государственном детском саду в Тамчы на Иссык-Куле. Получился очень хороший проект.

Детский сад в Тамчы на Иссык-Куле
 Детский сад в Тамчы на Иссык-Куле

 

- Вы долгое время преподавали в Кыргызстане. Какие проблемы в сфере образования Вы могли бы отметить?

- Я всегда преподавала в государственных учреждениях и они довольно скудно оборудованы по сравнению с частными школами и университетами. Начиная от досок, на которых невозможно писать, заканчивая отсутствием проектора или возможности сделать копии материалов. Да и самих учебных материалов зачастую не хватает. Кроме того, занятия ведутся фронтально, коммуникативные занятия, к сожалению, все еще редкость.

 

- Большое спасибо за интервью.

 

Беседовала Алина Кенжеева.
Тюбинген, 2016 год.

Auf Deutsch lesen


print
X
Для размещения комментария авторизуйтесь



АКИ-Files
10-11-2017
20-10-2017
03-07-2017
16-06-2017
20-05-2017
10-05-2017
09-05-2017
07-04-2017
28-03-2017
24-03-2017
03-03-2017
22-02-2017
02-11-2016
12-10-2016
06-10-2016
15-09-2016
24-08-2016
15-08-2016
26-07-2016
12-07-2016
24-05-2016
11-05-2016
10-05-2016
26-04-2016
17-04-2016
13-04-2016
05-04-2016
29-03-2016
28-03-2016
11-03-2016
09-03-2016
05-03-2016
03-03-2016
02-03-2016
25-02-2016
23-02-2016
18-02-2016
17-02-2016


×